История семьи Ковальчук: Не захотели жить на мизерную пенсию и организовали свой тепличный бизнес в Луганске

Как всегда, самые интересные знакомства происходят случайно. Вот и с Людмилой и Сергеем я познакомилась совершенно случайно. В один из сентябрьских дней раздался звонок с незнакомого номера: «Мы к вам приехали из Луганска за вашей коллекцией вейгел, ждем у калитки, приезжайте!» «Вот это поворот», − подумала я и помчалась домой. Меня действительно ждали два необыкновенных, очень общительных человека – Людмила и Сергей. В том, что это идеальная пара, не было никаких сомнений: они так гармонично дополняли друг друга. Пока Людмила заглянула в мою маленькую оранжерею, Сергей рассказывал о том, что им пришлось пережить с 2014 года, как пришлось выживать в условиях бомбежек и отсутствия работы. И, конечно, о своем «зеленом бизнесе», который они начали с нуля.Пообщаться с Сергеем и Людмилой я смогла лишь недавно: тепличный бизнес, он такой, в сезон головы некогда поднять, столько всего нужно успеть сделать. Зато сколько интересного они рассказали мне сейчас.

– Я родился на Донбассе, в шахтерском городке Зимогорье, – говорит Сергей. – Кстати, я из двойни, у меня еще сестра-двойняшка есть. Ну, и все как у всех: ясли, сад, школа, ПТУ, армия. После службы уехал в Калининград, ходил в даже не по морям, а по океанам, в загранку. Побывал и в Южной Америке, и в Африке. Как-то после рейса приехал в гости к сестре в Ворошиловград (ныне Луганск), и там она меня познакомила с симпатичной подругой (они вместе работали в бухгалтерии). Людмила мне очень понравилась, неделю мы повстречались, и я сделал ей предложение. Да и не могла она мне тогда отказать, – съюморил Сергей. – Я же в загранку ходил, весь модный был, в Монтане.

Люда попросила меня рассчитаться из Калининграда, чтобы не было моих длительных командировок. Что я и сделал: уволился с корабля и попал «на бал» – устроился в шахту шахтером, чтобы побыстрее получить жилье. Работал в шахте горнорабочим. Что я вам скажу: впечатления после морей-океанов – обалдеть. Фонарик на каске – это все освещение. Видимость почти нулевая. Опускались под землю на глубину 800 м, а далее еще 40 минут шли до места забоя, и шесть часов без перерыва добывали уголь. Обед я свой, кстати, сразу съедал, как приходил на место, иначе его крысы могли съесть.

Проработал я на шахте, пока не понял, что квартира нашей молодой семье не светит. В очередь на квартиру меня не ставили, хотя уже и дочка родилась. А тут еще и травму получил. Поэтому решил уволиться, чтобы найти работу, где поставят на очередь на жилье. Только устроился и родился сын, как начались лихие девяностые. Распалась Великая Держава, Ворошиловград стал Луганском, а мы, не переезжая, оказались гражданами другой страны. Надежда на жилье рухнула совсем.
Помыкались мы и решили взять участок земли и построить дом. Купили земли 18 соток в Луганске. Сам залил фундамент. Чтобы закончить строительство дома, нам с Людой пришлось уйти в торговлю. Торговали на рынках. Вырученные деньги вкладывали в строительство дома. Строили вдвоем: я клал кирпич, Люда подавала. За два года построились и еще лет десять ушло на обустройство внутри.

Зато торговля у нас пошла хорошо, даже смогли купить большую фуру и перешли на торговлю фруктами и овощами оптом. Продукты возили из Польши и Крыма.
А потом наступил 2014 год. Референдум. Боевые обстрелы Луганска.

Детей от обстрелов мы отправили в Одессу, а сами, чтобы сохранить свое грузовую фуру, уехали в Каховку к знакомому, который занимался тепличным бизнесом, выращивал огурцы и клубнику. Он дал нам для жилья небольшой домик, и, чтобы не тосковать по детям, мы пошли к нему работать в теплице. Работая, заодно обучались тепличному делу.

Когда появилась возможность уехать домой, вернулись и принялись за восстановление всего, что было разбомблено: на наш участок пришлось три прилета, так что работы было много. Несмотря на то, что дом пострадал, в нем ничего не тронули (ни украшений Люды, ни моего токарного инструмента).Так как наш «фруктовый бизнес» рухнул, решили мы с Людой переквалифицироваться в тепличники. Я сам сварил нашу первую теплицу из проволоки. Получилась хорошая, крепкая, размером 10х5 м и в высоту 3 м. Поставил в нее буржуйку, и стали выращивать томаты и огурцы. Весной еще посадили сотку малины и две сотки клубники. Покупатели пошли. Поэтому решили расширяться. Продал я свой грузовик и решил ставить капитальную теплицу из металла. Из уголка и швеллера вторая теплица получилась размером 12х12 м и высотой 4,5. Сделал двойной слой пленки с воздушной прослойкой 30 см.Первые несколько лет выращивали помидоры и огурцы. А потом спрос стал падать, появились конкуренты.

– Знаете, мне однажды пришлось 800 кг огурцов по банкам закрыть, – добавила Людмила. – Ну не могли мы их продавать в два раза ниже себестоимости. К тому же я уже стала постепенно переходить на цветы. В интернете столько всего красивого насмотрелась. Стала сажать петунии, калибрахоа, бегонии, гвоздику. Сережа тоже подключился, стал помогать, разбираться во всем.

– Ага, – продолжил Сергей. – Цветы быстро заняли все место в теплицах. Пришлось расширяться. Купил трубогиб, согнул арки, все сварил, столбы забетонировал. Люда, помощница моя, помогала устанавливать. Купол натянули, и получилась у нас евро-теплица размером 25х9 и и высотой 4,7 м, с открывными боками. Несколько лет занимались продажей цветов.

– В прошлом году, – добавляет Людмила, – мы поняли, что кроме цветов нужно еще переходить на декоративные уличные кустарники. Сейчас мы с Сергеем ездим по всей стране, ищем питомники, где можно купить метельчатые гортензии, вейгелы, хвойные растения. Сажаю питомник маточных растений, попутно учусь их черенковать.– Мы планируем расширять свой зеленый бизнес: и цветы, и декоративные кустарники – все это у нас есть, – говорят Сергей и Людмила Ковальчук. – По-другому мы не можем. Во-первых, мы не можем сидеть сложа руки. А во-вторых, пенсия у нас очень маленькая.  Сначала распад Союза, потом лихие девяностые, когда мы ушли в торговлю, чтобы построить дом и поднять на ноги двоих детей. Все это не позволило набрать нужный стаж. Вот и приходится сейчас крутиться. Но мы не жалуемся, пока есть руки – работаем, развиваемся.

– На самом деле все у нас хорошо, – говорит Сергей. – Я уже Люде предлагаю немного придержать коней, взять помощников. Она пока против.

– Одно нас очень печалит, – добавляет Людмила. – Наши дети от нас далеко. Дочь в Европе, сын в Одессе. Сейчас увидеться с ними очень сложно. В этом году мы специально поехали в Грузию, чтобы повидаться.

ОТ АВТОРА.

Кстати, еще летом, общаясь с Людмилой, заметила у нее небольшую тетрадку с записями, где она ведет учет буквально всего: что, сколько, когда, у кого и за сколько куплено. Я тогда поинтересовалась, не бухгалтер ли она в прошлом. Как потом оказалось, эта профессия оставила свой отпечаток в нынешней деятельности Людмилы и Сергея Ковальчук: все учитывать, рассчитывать и не полагаться на авось.

Беседу провела

Светлана Березнева

Подписывайтесь на наш дзен-канал

 

Подписывайтесь на наш дзен-канал

Подписывайтесь на наш телеграм-канал

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     24.11.2023     Просмотров: 891  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость