Александр Кочкин: Наша экоферма «Демьяново» – это новая история вятского фермерства!

Александр Александрович Кочкин является главой крестьянско-фермерского хозяйства «Экоферма «Демьяново». Находится она на севере Кировской области, в Подосиновском районе.

– Александр, как давно вы занимаетесь фермерством?

– Мы занимаемся фермерством более 11 лет: начал это дело еще мой отец, а я уже продолжил и занимаюсь фермой по сей день. Наша ферма – молочного направления КРС полного цикла. У нас свои поля, пашни, примерно под 200-250 га, общая площадь земель под 1000 га.

Все эти земли – руины колхоза, на которых мы все это дело и воссоздаем. В 2016 году мы приняли участие в гранте и выиграли его. Намерения были следующие: если государство не намерено поддерживать наш проект, значит и мы этим заниматься не будем, потому что видели, сколько денег нужно вложить. Имея свой основной бизнес в другой сфере, мы все равно оттуда вкладывали и вкладываем до сих пор, потому что в сельском хозяйстве много переменных, не все из них нас устраивают.

Мы вообще посмотрели на сельхозотрасль по-новому. И действуем сейчас по-другому, не как все. Обычно фермы вырастают из частных подворий. В то же время у нас и не колхоз, и не ЛПХ, а именно что среднее уверенное фермерское хозяйство, где работниками являются в основном наемные люди. Семья участвует только в каких-то управленческих процессах.

У каждой коровы на нашей ферме есть своя кличка, которая дается ей по имени матери или по другим характеристикам. Такое особое заботливое отношение к каждому животному позволяет нам создать атмосферу доверия и комфорта на нашей экоферме. Наши специалисты поименно знают каждую корову! Они знают их предпочтения, характер, потребности и следят за их здоровьем и благополучием. Благодаря этому внимательному подходу мы можем обеспечивать коровам лучшее кормление и условия содержания, что отражается на качестве продукции, которую мы производим.

 

– Ферма – это не только коровы, но и молоко. В какой момент вы пришли к переработке молока?

– История расширения фермы до производства молочных продуктов довольна интересна: мне некуда было девать молоко, в округе не было ни одного предприятия, куда его можно было бы сдать. Коровы доились, мы начали продавать с бочки населению, но тоже эту проблему ферма не решала: 500 литров доили, продали 300. Снова 500 литров надоили, продали 250. Снова 500 литров надоили, но не успели продать 500. Или, наоборот, спрос выше, очередь осталась, у тебя молоко кончилось. И каждый раз всё по-разному, например, дождь пошёл, молоко не продалось. Вот в итоге надо было что-то с этим делать. Выпаивать телятам постоянно — это маразм.

Надо было срочно расширяться в сферу переработки, открывать параллельный бизнес. Так я познакомился с человеком, который рассказал про технологию переработки молока и изготовления сыра. На тот момент, в 2016-2017 году, информации о малых частных сыроваренных компаниях было мало. Собирал знания по крупицам из интернета, ездил, искал. В итоге построили собственный цех, и с 2018 года мы построили новую ферму, новый цех, приобрели оборудование и начали активно производить сыры. Хотя по факту первый сыр мы произвели в 2015 году!

У нас есть особый цех – святая святых, где вызревают сырные головы от одного дня до целых 18 месяцев. Там «спеют» разные сыры, например, качета с трюфелем. Там же под пленкой дозревает к своей отправке греческий сыр халуми – сыр для жарки, который так полюбился уже многим нашим покупателям.СПРАВКА ОТ АВТОРА

Для своего сыра мы заказываем гриб трюфель из самой Италии. Как вы знаете, это самый дорогой гриб в мире, а сыр – нет. Вот такая коллизия!

 

На специальном подвесе зреет сыр в мешочках: по-итальянски они называются кочаковала, многие называют их коморца, но всем понятнее, когда говорят «сыр в мешочке». Мы традиционно используем в каких-то сырах настоящее название, которое придумали наши европейские коллеги.

Но какие-то сыры мы придумываем и называем самостоятельно.

 

ИСТОРИЯ ОТ АВТОРА

Например, сыр Грибинский носит название деревни, где мы занимаемся своим ремеслом. Сыр Грибинский отличается от всех сыров тем, что он шпигуется, наполняется не только коньяком (которого там целых пол-литра!), но еще и грибной пастой, трюфелем, оливковым маслом и кое-чем еще. Поэтому этот сыр должен вызревать пять-шесть месяцев перед тем, как его будет можно употребить.

 

При вызревании сыров очень важна температура и влажность, мы тщательно соблюдаем эти пропорции. Сыр получается всегда, корка у него не пересыхает и вызревание идет равномерное, но вкус сыра, который мы получаем, всегда меняется в зависимости от времени его вызревания. Например, сыр Груер трехмесячный будет отличаться от сыра Груера восемнадцатимесячного кардинально. Это абсолютно два разных сыра!

Еще одни уникальные сыры нашего производства даже не похожи на сыры. Проще всех их назвать шариками, а вообще их родное название – белперкноли: сыр по швейцарской технологии с добавлением розовой гималайской соли и чеснока, в обсыпке из паприки и черного перца. Этот сыр обладает какими-то уникальными свойствами. Чаще всего такой сыр предпочитают девушки! Его достаточно съесть буквально кусочек, чтобы насладиться всем его ароматом. Кроме этого, его можно потереть на терке и добавлять в салат, пасту, яичницу.

Вообще, мы гордимся своей продукцией в целом и сырами в частности.

На выставке CHEESE EXPO-2024 в Москве три наших сыра завоевали высшие награды!

·        Камамбер (серая птица) – это наша уникальная новинка, в составе которого имеется сливочное масло с трюфелем, белая плесень и черный уголь на поверхности.

·        Демьяновский (он же Грибинский) – это тот самый сыр, внутри которого грибное масло, трюфель, бальзамический соус и даже коньяк.

·        Манчего (Монтазио) – сыр, который получился с первого раза, с первой варки! Он забрал золото по оценке экспертов.

 

– Если на ферме что-то производится, значит продукты нужно продавать. Как у вас устроена реализация молочных лакомств и сыров?

– В прошлом году мы открыли магазины и фермерские островки. На сегодняшний день семь точек в городе Киров. Фермерский островок — это проект корпораций МСП и ритейлеров, то есть мы в «Пятерочках» открываем отделы. Еще мы постоянно ездим как участники разных продуктовых ярмарок; нам нравится популяризировать свои продукты для широкого круга потребителей. Например, ярмарка «Сыр. Пир. Мир», на которую мы уже пять лет подряд ездим.

Конечно, сказать, что это решение проблем сбыта для фермера – нет, не скажу. И вообще, фермер должен заниматься фермерством, а кооператив и сбыт должен заниматься кооперативом и сбытом. Потому что фермеру лучше всего просто произвести.

 

– Что прибыльнее и трудозатратнее всего в вашем деле?

– Прибыльнее всего заниматься, конечно, производством быстрых свежих сыров и йогуртами. То, что быстро окупается, приносит доход, ту прибыль, которая позволяет развивать дальнейшее производство. Все, что лежит до двух лет, слишком дорого, его не продать на нашем рынке. – Что самое сложное для вас в фермерской деятельности?

– Самое сложное в фермерской деятельности — найти время на всё, что ты запланировал. Потому что, повторюсь, фермер должен заниматься фермерством. Появилась у тебя классная идея – ею нужно заниматься: здесь привлечь дополнительные средства, там продумать продвижение в отрасли агротуризма, ага, значит надо бросить силы на эту сферу. А при этом мы ещё занимаемся сбытом: открывали свои магазины, чтобы реализовать свои продукты. Конечно, голова просто опухает и разрывается от информации. Поэтому для меня это самое сложное – найти время и достойных управленцев, единомышленников, надежных руководителей среднего звена.

 

– Расскажите про агротуризм. Как вы видите себе дальше развитие «Экофермы «Демьяново»?

– Мы идем дальше и для себя выбрали в том числе и путь агротуризма. Сейчас к нам приезжают туристы с Вологодской, Архангельской области, Кирова, даже иностранцы иногда, проезжая, заезжают к нам. Мы удачно находимся, на границе с Вологодской и Архангельской областью, поэтому туристы из Великого Устюга, Котласа, Коряжмы и других прилегающих городов приезжают к нам, даже автобусами. Поэтому мы решили, что будем эту тему развивать, строить домики для проживания и размещения гостей. В дальнейшем будем строить еще и а-ля ресторан, то есть заведение, где можно покушать, провести время. У нас есть озеро, которое тоже будет благоустраиваться. Все это впереди идущие планы!

Вот такой путь я выбрал! В идеале, конечно, чтобы приехали и забрали либо мы отгрузили куда-то оптовикам. Но работаем с тем, что есть.

 

– Подводных камней много на вашем фермерском пути?

–  Знаете, очень хотелось бы, чтобы государство озадачивало себя не только программами. Они говорят: «Вот программа поддержки!». Мы тоже участвуем в этих программах, готовим и подаем документы, субсидии там какие-то получаем. Но зачастую там нерадивые какие-то «предприниматели», которые умудряются подвести государство. В итоге государство начинает ужесточать требования. И добросовестные, честные предприниматели уже из-за ужесточенных мер не могут в эту программу войти, поучаствовать – компетенций не хватает или еще чего-то. Поэтому я бы предложил представителям государственного аппарата, которые разрабатывают программы господдержки, посмотреть на другую модель, индивидуально все-таки подходить к предприятию.

Вот есть село, мы хотим его развивать. Программа развития сельских территорий несовершенна. Ее нужно конкретно пересматривать: есть в селе хозяйство, работает? Давайте-ка мы поможем, улучшим здесь инфраструктуру. То есть, если мы хотим, чтобы сельская территория жила, на ней должно развиваться сельское хозяйство. Если мы хотим, чтобы сельское хозяйство развивалось, давайте поможем этому фермеру конкретными действиями. Например, построим в этой деревне новое жилье для новых работников или для выдающихся, перспективных работников. Да, потому что зачастую человек может быть хорошим работником, но он не может жить в этих условиях! И фермер не может построить ему дом, потому что он и сам без нормального дома живет.

Вообще, с жильем на селе очень трудный вопрос. Сельские ипотеки – та же история. Она работает, но не везде. Поэтому я бы с позиции государства не программно работал, а индивидуально. У нас сегодня все в стране в ручном режиме работает, поэтому и здесь это тоже необходимо.

Мы для себя выбрали этот путь сами. Путь непростой, путь сложный, путь быть в долгах, в кредитах. Но мы знаем, зачем мы это делаем. Мы развиваем свою сельскую территорию, которая очень сильно за последние 30 лет деградировала. Мы же создаем новое «вдыхание», поэтому у нас миссия «Экофермы «Демьяново» — это новая история вятского фермерства.

Беседу провела Виолетта Лысенко

Подписывайтесь на наш дзен-канал

Подписывайтесь на наш телеграм-канал

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     27.06.2024     Просмотров: 170  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость